четверг, 26 мая 2011 г.

Мария Шарапова увеличивает свое богатство

Во вчерашнем выпуске газеты "The New York Times" напечатана статья  Эрика Вильсона о Марии Шараповой. Предлагаю Вам ее перевод.

Когда Мария Шарапова выиграла свой первый турнир Большого Шлема в 2004 году, в 17 лет, журнал Sports Illustrated поместил ее фото на обложку. Она была изображена в тот самый момент, когда ее имя стало широко известно и она гордо сияла на корте Уимблдона в белом облегающем платье от Nike. Заголовок гласил: “Star Power”.

"И ты думаешь, я знала, что это такое Sports Illustrated?", Шарапова сказала недавно, вспоминая тот момент, когда ее агент Макс Айзенбуд впервые показал ей журнал, ожидая, что она будет также взволнована, как и он. "Я знала про Vogue, но я не знала, что есть еще Sports Illustrated.
За чашкой кофе в прошлом месяце в отеле SoHo, она посмеялась над собой, говоря: "Когда ты молод, ты немного наивен".

Но хотел бы я знать: Была ли Мария Шарапова на самом деле настолько наивна?
Никто не станет самой высокооплачиваемой спортсменкой в мире без понимания того, что наибольший потенциал для заработков кроется не в выигрывании турниров, а в заключении контрактов, и в особенности, с модными брендами и брендами спортивной одежды. Шараповой сейчас 24 года, она седьмая в рейтинге и в период с июня 2009 по июнь 2010 года, согласно Forbes, заработала на четыре миллиона долларов больше, чем ее ближайшая конкурентка Серена Вильямс.

В прошлом году она продлила контракт с Найк еще на восемь лет, который оценивается примерно в 70 миллионов долларов - это самая большая сумма, которую платили какой-либо спортсменке, включает также процент от одежды,  которую она  разрабатывает для Найк. Она также занимается дизайном туфлей и сумок для Cole Haan и имеет договора с такими брендами, как Тиффани, Tag Heuer и  Sony Ericsson.

Кроме этого, она начала работать в необычной для себя отрасли и готовится анонсировать свое сотрудничество с Джеффом Рубином, человеком, который помог создать карамельный батончик Дилана в 2001 году и сеть кондитерских магазинов F. A. O. Schwarz (которые называются F. A. O. Schweetz) в 90-х годах. Джефф Рубин поможет ей создать ее личный бренд конфет и сладостей. Жевательная резинка будет иметь форму теннисных мячей, а конфеты будут упакованы в коробки в виде теннисных мячей, согласно плану мистера Рубина, который надеется, что они будут выпущены как раз к началу открытого чемпионата США в августе.
Название ее бренда? Шугапова(Sugarpova).

Несмотря на то, что в последнее время у нее снова появились достижения на корте, в чем весьма сомневались после операции плеча в 2008 году, когда она отсутствовала большую часть года, основная работа Шараповой заключается в том, чем она будет заниматься после окончания своей теннисной карьеры. Она всегда была яростной (и громкой) соперницей и ее победа на грунте на открытом чемпионате Италии в Риме 15 мая возможно станет отправной точкой для ее возвращения, она начинает свою компанию на открытом чемпионате Франции в качестве одной из фавориток.

Однако ее конкурентоспособность вне корта была наиболее интересной в последние годы, когда Шарапова сражалась среди других спортсменов за внимание мировых брендов, таких как Nike и Cole Haan, создавала дизайн своих вещей, конфетный бизнес и расширяла свое онлайн присутствие на фейсбуке, где сейчас у нее 4.3 миллиона фанатов (это больше, чем у любой другой спортсменки).

Когда она шла мимо столов с белыми льняными скатертями в ресторане отеля Trump SoHo, в свободном черно-белом топе и черных брюках с завышенной талией, в которых она выглядела даже выше своих 188 см, несколько ранних посетителей оторвались от своих тарелок. Модель? Актриса? И лишь спустя несколько секунд шепотом послышалось ее имя. Она едва заметила это внимание. "По своей натуре я всегда стремилась к соревнованию с раннего возраста, неважно, нужно было съесть первой тарелку макарон или первой пересечь финишную черту", - она говорит. Когда ей было 13 лет и она тренировалась в теннисной академии Боллетьери в Брандентоне, репортер из “HBO Real Sports” спросил ее, если бы у нее был шанс выиграть Уимблдон или получить чек на 20 миллионов долларов, чтобы она выбрала? Она посмотрела прямо в камеру и сказала без колебания: "Я бы предпочла выиграть Уимблдон, потому что потом миллионы придут сами".

Пересказывая мне эту историю, Шарапова сказала: "Я смотрела на того парня - я хорошо помню это - а сама думала, "Ты дурак? Возможно я не понимаю каких-то вещей. Как он мне вообще мог задать такой вопрос. Ты не можешь купить Уимблдон. Он не продается. И в конце концов, если ты выиграешь Уимблдон, ты все равно получишь деньги." Я думаю об этом и тогда я нашла, что сказать - не потому, что он задал мне глупый вопрос - а потому что, конечно, если ты выигрываешь Уимблдон, тогда приходят деньги. Вспоминая это, я думаю: "Боже, у меня был характер. У меня была храбрость это сказать".

Перевод: Madame Fortuna
http://www.nytimes.com/

Комментариев нет:

Отправить комментарий